разделы сайта
новости
объявления
07.07.2020

    7 июля настоятель Зосимовой пустыни игумен Серафим (Семилетов) с благочинным обители, иеромонахом Мелхиседеком (Фроловым) совершили паломническую поездку. Первым пунктом паломничества стал храм в честь свт. Иоанна Златоустого с.Годеново где хранится великая святыня - Чудотворный, явленный Животворящий Крест Господень.

Отцы смогли приложиться ко Кресту в открытом киоте, помазаться елеем от неугасимой лампады.

Затем путь паломников лежал в г. Переславль - Залеcский, в Свято - Троицкий Данилов монастырь. В монастыре помолились у раки и приложились к мощам прп. Даниила Переславского.  Обитель, основанная в самом начале XVI века, поразила своей, по истине крепостной, мощью, красотой, дивными фресками и конечно древностью. Сколько поколений иноков несли свой молитвенный подвиг в этих стенах...

Поездка в Свято - Троицкий Данилов монастырь имела еще одну цель. По благословению Преосвященного Феоктиста, епископа Переславского и Угличского, настоятелем обители игуменом Пантелеимоном (Королевым) в Зосимову пустынь были переданы частицы честных мощей четырех угодников Божиих:

- преподобного Даниила Переславского,

- преподобного Никиты Столпника, Переславского чудотворца,

- св. благоверного князя Андрея Смоленского,

- преподобного Корнилия Переславского, Молчальника.

Полюбовавшись напоследок красотой Плещеева озера, о.о. Серафим и Мелхиседек возвратились в родную обитель.

Пре­по­доб­ный Да­ни­ил Пе­ре­я­с­лав­ский, в ми­ру Ди­мит­рий, ро­дил­ся око­ло 1460 го­да в го­ро­де Пе­ре­яслав­ле-За­лес­ском от бла­го­че­сти­вых Кон­стан­ти­на и Фе­о­до­сии (в ино­че­стве Фек­лы). С дет­ства Да­ни­ил имел лю­бовь к бла­го­че­сти­вой жиз­ни и хри­сти­ан­ским по­дви­гам. По­стриг при­нял в мо­на­сты­ре пре­по­доб­но­го Па­ф­ну­тия Бо­ров­ско­го; в ду­хов­ной жиз­ни воз­рос под ру­ко­вод­ством свя­то­го Лев­кия Во­ло­ко­лам­ско­го (па­мять 17 ав­гу­ста). За­тем на ро­дине он по­свя­тил се­бя по­дви­гу люб­ви к ближ­ним: по­гре­бал бес­при­зор­ных, ни­щих, без­род­ных. Пре­по­доб­ный ос­но­вал на ме­сте клад­би­ща мо­на­стырь. Скон­чал­ся он 7 ап­ре­ля (20 ап­ре­ля н. с.) 1540 го­да (па­мя­ти его так­же 30 де­каб­ря и 28 июля).

Пре­по­доб­ный Ни­ки­та Столп­ник Пе­ре­я­с­лав­ский был уро­жен­цем го­ро­да Пе­ре­я­с­лав­ля-За­лес­ско­го и за­ве­до­вал сбо­ром ка­зен­ных по­да­тей и на­ло­гов. В 1152 го­ду князь Юрий Дол­го­ру­кий пе­ре­нес го­род Пе­ре­я­с­лавль и ка­мен­ный храм во имя Все­ми­ло­сти­во­го Спа­са на но­вое ме­сто. В свя­зи с рас­хо­да­ми по стро­и­тель­ству го­ро­да и хра­ма был про­из­ве­ден уси­лен­ный сбор по­да­тей с жи­те­лей го­ро­да. Ни­ки­та, ру­ко­во­див­ший эти­ми сбо­ра­ми, нещад­но гра­бил жи­те­лей, со­би­рая огром­ные сум­мы де­нег для се­бя. Так дли­лось мно­го лет. Но ми­ло­серд­ный Гос­подь, же­ла­ю­щий всех греш­ни­ков спа­сти, и Ни­ки­ту при­вел к по­ка­я­нию. Од­на­жды он при­шел в цер­ковь и услы­шал сло­ва про­ро­ка Ис­а­ии: «Из­мый­те­ся, и чи­сти бу­де­те, отьи­ми­те лу­кав­ства от душ ва­ших... на­учи­те­ся доб­ро тво­ри­ти... из­ба­ви­те оби­ди­ма­го, су­ди­те си­ру (за­щи­ти­те си­ро­ту) и оправ­ди­те вдо­ви­цу» (Ис.1,16-17). Слов­но гро­мом, был по­тря­сен он эти­ми сло­ва­ми, про­ник­ши­ми в глу­би­ну серд­ца. Всю ночь Ни­ки­та про­вел без сна, вспо­ми­ная сло­ва: «Из­мый­те­ся и чи­сти бу­де­те». Од­на­ко утром он ре­шил при­гла­сить дру­зей, чтобы в ве­се­лой бе­се­де за­быть ужа­сы про­шед­шей но­чи. Гос­подь вновь при­звал Ни­ки­ту к по­ка­я­нию. Ко­гда же­на ста­ла го­то­вить обед для уго­ще­ния го­стей, то вдруг уви­де­ла в ки­пя­щем кот­ле то всплы­вав­шую че­ло­ве­че­скую го­ло­ву, то ру­ку, то но­гу. В ужа­се по­зва­ла она му­жа, и Ни­ки­та уви­дел то же са­мое. Вне­зап­но в нем про­бу­ди­лась уснув­шая со­весть, и Ни­ки­та яс­но осо­знал, что сво­и­ми по­бо­ра­ми он по­сту­па­ет как убий­ца. «Увы мне, мно­го я со­гре­шил! Гос­по­ди, на­ставь ме­ня на путь Твой!» – с та­ки­ми сло­ва­ми вы­бе­жал он из до­ма. В трех вер­стах от Пе­ре­я­с­лав­ля сто­ял мо­на­стырь во имя свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ни­ки­ты, ку­да и при­шел по­тря­сен­ный страш­ным ви­де­ни­ем Ни­ки­та. Со сле­за­ми он при­пал к но­гам игу­ме­на: «Спа­си по­ги­ба­ю­щую ду­шу». То­гда игу­мен ре­шил ис­пы­тать ис­крен­ность его по­ка­я­ния и дал пер­вое по­слу­ша­ние: три дня сто­ять при мо­на­стыр­ских во­ро­тах и ис­по­ве­до­вать всем про­хо­дя­щим гре­хи свои. С глу­бо­ким сми­ре­ни­ем Ни­ки­та при­нял пер­вое по­слу­ша­ние. Через три дня игу­мен вспом­нил о нем и по­слал од­но­го ино­ка по­смот­реть, что он де­ла­ет у мо­на­стыр­ских во­рот. Но инок не на­шел Ни­ки­ту на преж­нем ме­сте, а об­на­ру­жил его ле­жа­щим в бо­ло­те; он был по­крыт ко­ма­ра­ми и мош­ка­ми, те­ло его бы­ло в кро­ви. То­гда сам игу­мен с бра­ти­ей при­шел к доб­ро­воль­но­му стра­даль­цу и спро­сил: «Сын мой! что ты де­ла­ешь с со­бой?» «Отец! Спа­си по­ги­ба­ю­щую ду­шу», – от­ве­чал Ни­ки­та. Игу­мен одел Ни­ки­ту во вла­ся­ни­цу, сам ввел в мо­на­стырь и по­стриг в мо­на­ше­ство. Всем серд­цем при­няв мо­на­ше­ские обе­ты, пре­по­доб­ный Ни­ки­та про­во­дил дни и но­чи в мо­лит­ве, пе­нии псал­мов и чте­нии жи­тий свя­тых по­движ­ни­ков. По бла­го­сло­ве­нию на­сто­я­те­ля он воз­ло­жил на се­бя тя­же­лые вери­ги и на ме­стах сво­их мо­на­ше­ских по­дви­гов ис­ко­пал два глу­бо­ких ко­лод­ца. Вско­ре пре­по­доб­ный уси­лил свой по­двиг – он вы­ко­пал глу­бо­кую круг­лую яму и там, воз­ло­жив на гла­ву ка­мен­ную шап­ку, стал, по­доб­но древним столп­ни­кам, на пла­мен­ную мо­лит­ву. Толь­ко го­лу­бое небо да ноч­ные звез­ды ви­дел он со дна сво­е­го стол­па-ко­лод­ца, да уз­кий под­зем­ный ход вел под цер­ков­ную сте­ну – по нему пре­по­доб­ный Ни­ки­та хо­дил в храм на бо­го­слу­же­ние. Так, под­ви­за­ясь доб­рым по­дви­гом в оби­те­ли ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ни­ки­ты, пре­по­доб­ный Ни­ки­та и сам за­вер­шил жизнь му­че­ни­че­ской кон­чи­ной. Од­на­жды но­чью род­ствен­ни­ки свя­то­го, при­хо­див­шие к нему для бла­го­сло­ве­ния, пре­льсти­лись его бле­стев­ши­ми ве­ри­га­ми и кре­ста­ми, при­няв их за се­реб­ря­ные, и ре­ши­ли овла­деть ими. В ночь на 24 мая 1186 го­да они разо­бра­ли по­кры­тие стол­па, уби­ли по­движ­ни­ка, сня­ли с него кре­сты и вери­ги, за­вер­ну­ли их в гру­бую хол­сти­ну и убе­жа­ли. Пе­ред утрен­ним бо­го­слу­же­ни­ем по­но­марь, при­шед­ший за бла­го­сло­ве­ни­ем к свя­то­му Ни­ки­те, об­на­ру­жил разо­бран­ную кры­шу и со­об­щил об этом игу­ме­ну. Игу­мен с бра­ти­ей по­спе­шил к стол­пу пре­по­доб­но­го и уви­дел уби­то­го свя­то­го, от те­ла ко­то­ро­го ис­хо­ди­ло бла­го­уха­ние. Меж­ду тем убий­цы, оста­но­вив­шись на бе­ре­гу ре­ки Вол­ги, ре­ши­ли по­де­лить до­бы­чу, но с удив­ле­ни­ем уви­де­ли, что это не се­реб­ро, а же­ле­зо, и бро­си­ли вери­ги в Вол­гу. Гос­подь про­сла­вил и эти ви­ди­мые зна­ки тай­ных по­дви­гов и тру­дов свя­то­го. В ту же ночь Си­ме­он, бла­го­че­сти­вый ста­рец Яро­слав­ско­го мо­на­сты­ря во имя свя­тых апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла, уви­дел над Вол­гой три яр­ких лу­ча све­та. Он со­об­щил об этом на­сто­я­те­лю мо­на­сты­ря и ста­рей­шине го­ро­да. Со­бор свя­щен­ни­ков и мно­го­чис­лен­ные го­ро­жане, со­шед­ши­е­ся к ре­ке, уви­де­ли три кре­ста и вери­ги «яко дре­во в во­дах волж­ских пла­ва­ю­щие». С бла­го­го­ве­ни­ем и мо­лит­ва­ми пе­ре­не­се­ны бы­ли вери­ги в оби­тель ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ни­ки­ты и по­ло­же­ны на гроб пре­по­доб­но­го Ни­ки­ты. При этом про­изо­шли ис­це­ле­ния.

Свя­той бла­го­вер­ный князь Ан­дрей был сы­ном смо­лен­ско­го кня­зя Фе­о­до­ра Фо­мин­ско­го. Еще в юные го­ды, тя­го­тясь рас­пря­ми сво­их бра­тьев, он оста­вил род­ной го­род и про­стым стран­ни­ком при­шел в Пе­ре­я­с­лавль-За­лес­ский. В сми­ре­нии и кро­то­сти он трид­цать лет про­слу­жил по­но­ма­рем в хра­ме свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, око­ло ко­то­ро­го и был по­гре­бен. По­сле его кон­чи­ны об­на­ру­жи­ли на­след­ствен­ный кня­же­ский пер­стень, зо­ло­тую цепь и за­пис­ку со сло­ва­ми: «Аз есмь Ан­дрей, един от смо­лен­ских кня­зей». Об­ре­те­ние мо­щей свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Ан­дрея Смо­лен­ско­го про­изо­шло в 1539 го­ду по хо­да­тай­ству пре­по­доб­но­го Да­ни­и­ла Пе­ре­я­с­лав­ско­го († 1540, па­мять 7 ап­ре­ля).

Пре­по­доб­ный Кор­ни­лий Пе­ре­я­с­лав­ский, в ми­ре Ко­нон, был сы­ном ря­зан­ско­го куп­ца. В юных ле­тах ушел из ро­ди­тель­ско­го до­ма и пять лет про­жил по­слуш­ни­ком у стар­ца Пав­ла в Лу­кья­нов­ской пу­сты­ни под Пе­ре­я­с­ла­вом. За­тем юный по­движ­ник пе­ре­шел в Пе­ре­я­с­лав­скую оби­тель свя­тых Бо­ри­са и Гле­ба, что на Пес­ках. Ко­нон усерд­но хо­дил в храм и бес­пре­ко­слов­но вы­пол­нял все, что ему при­ка­зы­ва­ли. В тра­пе­зе свя­той по­слуш­ник не са­дил­ся с бра­ти­ей, но до­воль­ство­вал­ся тем, что оста­ва­лось, при­ни­мая пи­щу три ра­за в неде­лю. Через пять лет он при­нял ино­че­ство с име­нем Кор­ни­лий. С это­го вре­ме­ни ни­кто не ви­дел пре­по­доб­но­го спав­шим на по­сте­ли. Неко­то­рые из бра­тии на­сме­ха­лись над свя­тым Кор­ни­ли­ем, как юро­ди­вым, но пре­по­доб­ный мол­ча пе­ре­но­сил оби­ды и уси­ли­вал ино­че­ские по­дви­ги. Ис­про­сив у игу­ме­на раз­ре­ше­ние жить в за­тво­ре, пре­по­доб­ный Кор­ни­лий за­тво­рил­ся в вы­стро­ен­ной для него осо­бой кел­лии и без­вы­ход­но под­ви­зал­ся в по­сте и мо­лит­ве. Од­на­жды бра­тия на­шла его ед­ва жи­вым: кел­лия пре­по­доб­но­го бы­ла за­пер­та из­нут­ри. Три ме­ся­ца пре­по­доб­ный Кор­ни­лий про­ле­жал боль­ным; он мог при­ни­мать толь­ко во­ду и сок. Вы­здо­ро­вев, пре­по­доб­ный, бу­дучи убеж­ден игу­ме­ном, остал­ся жить с бра­ти­ей. Свя­той Кор­ни­лий был по­но­ма­рем в хра­ме, слу­жил в тра­пе­зе, тру­дил­ся в са­ду. Бла­го­да­ря тру­дам пре­по­доб­но­го в мо­на­стыр­ском са­ду рос­ли пре­вос­ход­ные яб­ло­ки, ко­то­рые он с лю­бо­вью раз­да­вал при­хо­дя­щим. От стро­го­го по­ста те­ло пре­по­доб­но­го Кор­ни­лия ис­сох­ло, но свя­той не пе­ре­ста­вал тру­дить­ся: сво­и­ми ру­ка­ми он вы­ко­пал для бра­тии ко­ло­дец. Трид­цать лет про­жил пре­по­доб­ный Кор­ни­лий в пол­ном без­мол­вии, счи­та­ясь у бра­тии глу­хим и немым. Пе­ред кон­чи­ною, по­сле­до­вав­шей 22 июля 1693 го­да, пре­по­доб­ный Кор­ни­лий ис­по­ве­дал­ся у ду­хов­ни­ка оби­те­ли от­ца Вар­ла­а­ма, при­ча­стил­ся Свя­тых Та­ин и при­нял схи­му.

Дорогие братья и сестры!

В монастырских новостях мы в очередной раз сообщили о том, что в нашу обитель переданы частицы мощей святых. Частиц у нас много, но лишь малая часть из них доступна для поклонения.

Осознавая неправильность такого положения мы решили объявить сбор на новый мощевик (примерно на 100 частиц). Хотим сделать его в виде большого настенного, резного киота, в центр которого мы поместим уменьшенную копию Годеновского Креста. Так все частицы мощей будут доступны всем желающим прикоснуться к святыне в Смоленском Соборе монастыря.

Стоимость нашей задумки 385 000 рублей. Приглашаем вас принять участие в богоугодном деле.

На по ступившие пожертвования уже приобретены: копия Годеновского креста, 100 ковчежцев для мощей, заказано и оплачено изготовление табличек с именами святых, готов эскиз киота.

В мощевик будут помещены и святыни, принадлежавшие митрополиту Евлогию (Смирнову) - частицы Голгофы и Мамврийского дуба.

Пожертвование можно перечислять на монастырскую карту с пометкой "мощевик".

Сегодня уже можно начать изготовление самого киота - мощевика, но на это пока собрана только, примерно, половина необходимой суммы.

Надеемся, что благодаря вашей помощи, мы сможем закончить этот проект.

_______________

Монастырь  нуждается в вашей помощи!

Сделать пожертвование можно переведя деньги на карту Сбербанка

№ 4817 7602 5672 4638.

Владелец карты - настоятель монастыря игумен СЕРАФИМ

(Сергей Юрьевич С.) 

или на Яндекс- кошелек № 4100 1573 4392 279.

Просьба указывать назначение платежа: "Пожертвование на уставную деятельность".

 

 

Монастырь в социальных сетях:

Православные праздники