разделы сайта
новости
объявления
18.07.2017

Великая княгиня Елизаветы Федоровна Романова,

 ее духовник преподобный Алексий Зосимовский и явление ему преподбного Сергия.

     4 февраля 1905 года возле Никольской башни Кремля раздался взрыв. Бомба была брошена в карету Великого князя Сергея Александровича Романова. Он погиб на месте. Собралась толпа. Вскоре на площади появилась великая княгиня Елизавета Федоровна. Ее пытались не пустить, но она, не принимая никаких возражений, сама помогала собирать останки супруга.

   На третий день после гибели Великого князя Елизавета Федоровна поехала в тюрьму, где содержался убийца. Великая княгиня просила императора Николая Второго помиловать преступника, но ее ходатайство не было принято. Впоследствии Елизавета Федоровна помогала семье казненного.

    После кончины супруга жизнь Елизаветы Федоровны стала походить на монашескую – она много молилась и держала строгий пост. Но через 4 года княгиня сменила черное траурное платье на белый наряд сестры милосердия. После трагедии все свои средства княгиня разделила на 3 части: одну она передала в государственную казну, другую – раздала родственникам, а третью – использовала для покупки в Москве усадьбы и устройства в ней Марфо-Мариинской обители милосердия. При обители была больница, также сестры ухаживали за тяжелобольными на дому, опекали сирот, ходили в трущобы к нищим. Великая княгиня все делала вместе с сестрами. Много людских жизней изменила встреча с великой матушкой. Ни для кого у нее не было слова «не могу». Всем она готова была помогать. Даже ворвавшихся в обитель пьяных погромщиков она приняла ласково, обработала раны одного из них и велела приходить на другой день, чтобы не началась гангрена. Революционеры ушли озадаченные, а она лишь сокрушенно покачала головой: «Народ – дитя, введенное в заблуждение». После революции княгине не раз приходили из-за рубежа предложения покинуть Россию. Гессенская принцесса, вышедшая замуж за представителя русской царской семьи, она могла уехать. Организовать ей побег предлагал и некий сапожник, чья жена лежала в обительской больнице. Он утверждал, что у него есть хорошие сани и лошади. Елизавета Федоровна была тронута, но ответила, что сани не вместят всех ее сестер, а оставить их она не может. Со смирением она приняла арест, а по дороге в ссылку писала сестрам письма со словами поддержки. В июле 1918 года матушку с двумя сестрами, не пожелавшими оставить настоятельницу, и еще нескольких представителей царской семьи бросили в шахту и закидали гранатами. Долгое время почти все были живы и скончались от ран и голода. Когда тела были извлечены, матушка с одним из князей была обнаружена на выступе отдельно от остальных. Князь был перевязан лоскутами ее сестринского облачения – в последние часы своей жизни она пыталась облегчить страдания другого. После гибели настоятельницы Марфо-Мариинская обитель просуществовала недолго – сестры были высланы, а здания заняли различные учреждения, в том числе и клуб. В 1992 году началось возрождение, и сейчас обновленная обитель продолжает дело Великой матушки.

...

       Осень 1917 года. Время смуты, революции, но вместе с тем совершается долгожданное событие – избрание Патриарха. 30 октября были избраны три кандидата: Архиепископ Харьковский и Ахтырский Антоний, Архиепископ Новгородский и Старорусский Арсений и Митрополит Московский Тихон. Впереди был жребий. После усердного моления старец иеросхимонах Алексий (Соловьев) вынул жребий с именем Митрополита Тихона…

Преподобный Алексий, родился в священнической семье и был назван в крещении Феодором. Первым его учителем стал будущий тесть – диакон, с еще маленькой дочерью которого, Феодор делился конфетами, которые получал на завтрак. Юноша закончил семинарию, был рукоположен во диаконы, венчался на дочери священника. После Семинарии Фёдор не пошёл в Духовную Академию, потому что не чувствовал в себе особого призвания к богословской науке. Он хотел служить Господу в скромном звании приходского диакона в кругу «домашней церкви», так он и прослужил диаконом 18 лет. Вскоре родился сын Михаил. Но на пятом году супружества отец Феодор потерял супругу и помощницу – она умерла от чахотки. Когда отпевали Анну Павловну, у отца Феодора не было сил служить. Он стоял рядом с гробом, неотрывно смотрел на любимое лицо, и слезы катились по его щекам. Вскоре после этого горького события святой был рукоположен во священника. Служил он в Кремлёвском Успенском соборе сначала как иерей, а потом как протоиерей (это считается высшим саном для белого духовенства). Отец Феодор служил, как всегда, благоговейно, истово и не спеша, часто внеочерёдно, за других. После литургии он с радостью служил молебны перед великой иконой -чудотворным образом Владимирской иконы Божией Матери, а вечером, покидая собор и, по своему обычаю, обходя с молитвой и поклонами все святыни, обязательно задерживался перед любимым образом Владимирской, прося Богородицу о помощи и заступничестве. Об этом сам старец говорил так: «Войдешь, бывало, в собор в три часа ночи для служения утрени, и благоговейный трепет охватит тебя... Всюду тишина. Москва еще спит... В таинственном полумраке храма перед тобой встает вся история России... Чудится покров Божией Матери от Владимирской иконы в годины бедствий, проходят тени святителей Московских — защитников Отечества и столпов Православия... И хотелось мне тогда молиться за Русь и всех верных чад ее, хотелось всего себя посвятить Богу и уже не возвращаться в суетный мир».

     Как только сын закончил училище и женился, отец Феодор ушел в монастырь, поступив в Смоленскую Зосимовскую пустынь, находящуюся к северу от Москвы на железнодорожной станции Арсаки. Там он проходил послушания и стал духовником обители. Глубокое смирение преподобного помогало ему переносить все скорби и тяготы. Братия и сам настоятель опасались, что бывший клирик Успенского собора окажется тщеславным и непокорным, но эти предположения не оправдались, и отца Алексия (с таким именем его постригли) все искренне полюбили. Глубина смирения отца Алексия была так велика, что при всякой своей ошибке сознавал её, каялся и просил прощения. Так, он упал в ноги отцу Макарию за то, что не досмотрел самовар. К старцу съезжались люди со всех концов России за помощью и советом. Он стал поистине духовным светочем. Среди многочисленных чад старца можно было видеть преподобномученицу великую княгиню Елисавету Феодоровну, матушку Фамарь, которая, по благословению отца Алексия, основала ставший скоро известным Серафимо - Знаменский скит под Москвой.

    О тайне исповеди старец часто говорил так: “Будь покойна, детынька, старческая душа - могила, что слышала она, то и похоронила в себе навеки и никому того не отдаст. Не надо и тебе другим рассказывать про исповедь. Зачем? Исповедь - это тайна твоя и духовника”. “Когда на молитве ты вдруг заплачешь, - поучал батюшка, - если вспомнишь, что кто-то тебя обидел или на тебя гневался, - поучал батюшка, - эти слезы не в пользу душе. Вообще, нужно подавлять слезы, чтобы не превозноситься, что “вот какая - уже молюсь со слезами!”. Если будешь думать о своих грехах и читать покаянные молитвы - это спасительно. Вообще же знай, что враг всегда настороже, всегда за тобой следит, смотрит на выражение твоего лица, твоих глаз и старается уловить твою слабую сторону. Слабую струнку, гордость ли, тщеславие ли, уныние». Иногда отцу Алексию приходилось принимать народ почти безвыходно по многу часов. Можно было удивляться, как его больное сердце выдерживало это огромное напряжение. Конечно, то было чудо — в немощи совершалась сила Божия. Старец Алексий был избран членом Всероссийского Поместного Собора, на котором был избран Патриархом Святитель Тихон. Преподобный сам вытянул жребий с его именем. В  2017 году мы празднуем столетие этого великого в жизни Матери Церкви события.

    В 1923 году обитель, где много лет подвизался отец Алексий, была закрыта, старец был вынужден перебраться в Сергиев Посад, где и скончался 2 октября 1928 года. В этот день и  празднуется память преподобного, а так-же в праздник Собора Зосимовских святых (26 июля).

       В народной памяти осталось свидетельство молитвенной связи старца Алексия с преподобным Сергием Радонежским. “В начале войны, - вспоминал С. И. Фудель, - немцы были недалеко от Загорска (Сергиев Посад). После ночной смены на заводе одна жительница этого города шла домой. Это был как раз день преподобного Сергия. Солнце только поднималось, освещая траву, цветы. Но ни цветы, ни солнце не замечались от великого страха перед приближением фронта: в доме у этой женщины были маленькие дети. И вот встречает ее незнакомая женщина, они идут вместе, и незнакомая ей говорит: “Ничего не бойтесь. Мы под защитой преподобного. Он сказал, что “град его будет во веки цел”. А чтобы вам это было понятно, я расскажу. В 20-х годах здесь жил Зосимовский старец отец Алексий. (Здесь он и умер в конце 20-х годов). Когда начали открывать мощи, старец очень страдал об этом и много молился, недоумевая - почему Господь попускает такому делу? Однажды вечером, когда он стал на молитву, рядом с ним встал преподобный и сказал: «Молись три дня и постись, и после этого я покажу тебе то, что нужно». В следующие два дня, когда отец Алексий вставал на молитву, снова вставал с ним рядом преподобный Сергий. Отец Алексий в эти дни питался просфорой. На третий день преподобный сказал: “Когда подвергаются такому испытанию живые люди, то необходимо, чтобы этому подвергались и останки людей умерших. Я сам отдал тело свое, дабы град мой во веки был цел”. И тогда, - добавила рассказчица, - думали, что это о сыпном тифе, который в те годы свирепствовал, а вот теперь поняли, о чем он говорил”.

Честые мощи старца Алексия были обретены на кладбище в г. Сергиевом Посаде и принесены в Зосимову пустынь в день посещения ее Святейщим Патриархом Алексием II в 1994 году, ныне они почивают в Смоленском соборе столь милой его сердцу обители.  В 2000-м состоялось  прославление иеросхимонаха Алексия (Соловьева) в лике пеподобных для общецерковного почитания.

Дорогие братья и сестры !

СРОЧНО НУЖНА ВАША ПОМОЩЬ!

Монастырю необходимо в кратчайший срок погасить задолженность за газ в сумме 117000 рублей!

Благодаря жертвователям сегодня собрано уже БОЛЕЕ ПОЛОВИНЫ  необходимой суммы, а коммунальщики предоставили нам небольшую отсрочку платежа, так что наша просьба остается актуальной.

Пожертвование можно перевести на карту Сербанка или на наш расчетный счет (в этом случае просим сообщить о пожертвовании в монастырь любым удобным для вас способом).

___________________

Позвонить в монастырь  можно по телефонам

мобильный:

+7(999) 974 - 65 - 80

 местный:

8 (49244) 9 - 47 - 11 (коммутатор), доб.235.

__________

 Сделать пожертвование монастырю  можно переведя деньги на карту Сбербанка

4817 7600 7968 0280 (владелец карты Семилетов Сергей Юрьевич - мирские ФИО настоятеля монастыря игумена Серафима).

_______________

     

Монастырь в социальных сетях:

Православные праздники